basil_3 (basil_3) wrote,
basil_3
basil_3

Category:

Князь Владимир. Предатель или герой? Часть 1.(происхождение и Новгородское княжение)

В истории Руси и в особенности Крещения ярко выделяется Владимир Святославович. По его биографии можно снимать приключенческий фильм. Любовь и ненависть, страх и смелость, верность и предательство  - всё переплелось в его характере и биографии. Оценки Владимира как политического деятеля и князя диаметрально противоположны  -  для одних он святой, принёсший истинную веру, для других – клятвопреступник, ввергший Русь в усобицы и гражданскую войну. Однозначно одно  - это сильная личность, значимая политическая фигура, властолюбивый и сильный князь и конечно, прежде всего, личность, достойная рассмотрения. Мы в данном цикле статей попытаемся разобраться кто он: пришедший к власти при языческом перевороте и ставший через восемь лет  христианином, святой, убивший брата.
Происхождение.
Сын великого князя Святослава Игоревича от ключницы Малуши родом из города Любеч, милостницы княгини Ольги.
Его отец Святослав родился в 942 году (летописная хронология условна в этом периоде), а старший сын Владимира Вышеслав — около 977 года, откуда историки выводят год рождения Владимира 960-й год с точностью до нескольких лет. Как сообщают поздние источники XVI века (Никоновская и Устюжская летописи), Владимир Святославич родился в селе Будутине (Будятине), куда разгневанная княгиня Ольга сослала Малушу. Как предполагал Д. Прозоровский, будучи раздатчицей милостыни (занятие христианки), Малуша нарушила со Святославом заповедь «не прелюбодействуй», и именно это вызвало гнев Ольги.
Это, в общем-то, неважная информация и вдаваться в заведомо недоказуемые построения мы не будем. Начиная биографию любого человека желательно проследить его родословную, хотя бы до отца и матери.
Отцом его был Святослав, сын Игоря, внук Рюрика и здесь родословие было как нельзя лучше.
Но вот с матерью были проблемы. Малуша, в отличие от матерей его братьев не была законной женой. Чуть забегая вперёд, скажем, что Владимир, несмотря на большое количество жен, имел ещё 800 наложниц. Значит, такой же гарем имелся у его отца (которому по языческим законам это было можно). Так что Владимир был сыном наложницы или и того хуже плодом случайной связи. Княжеский титул ему не давался и в князья не то что киевские, а любой другой земли никто его не пророчил. Более того вероятно были незаконнорожденные дети старше него и если бы даже законные его братья умерли, признали бы их.
Если с отцом всё более-менее ясно, то с матерью идут долгие споры. Некоторые исследователи считают, что её отец Малко Любчанин (город долгое время платил дань хазарам) - еврей и выходит, что русская княжеская династия - потомки еврейки. Для неоязычников, которые не признают Владимира и его потомков князьями, это очень удобно для оправдания Крещения, но нам придётся разобраться поподробнее. Это не основано ни на одном источнике, а они, случись такое, где-нибудь, да всплыли. Предположение делается на основе того, что неоязычников смущает имена Добрыня, Малуша и Мал. Казалось бы, обычные для славян имена. Малуша - маленькая, Добрыня - и так понятно. Малк(или как правильно Малко) - результат специфики русских имён. Вспомните Михаил-о, Петр-о. Мал-о не скажешь, вот добавили -к. Есть ещё обстоятельство чисто психологического плана. Святослав, львиную долю жизни боровшийся с Хазарией, вдруг влюбляется в еврейку и возвышает её брата. Вот и статья Герасимчука:
«Какого же происхождения была Малуша, которая родила князю Святославу его наследника? Есть ли в серьёзной русской исторической литературе какие–либо исследования относительно этнической принадлежности князя Владимира по материнской линии? Разумеется, версия о еврействе Владимира никем из серьезных историков не рассматривалась вообще. А другие версии?

Есть несколько известных исследований родословной Малуши. Первые два, о чем мы уже упоминали, — в 5–м томе «Записок Императорской Академии Наук», изданном в Санкт–Петербурге в 1864 году: статья известного историка и археолога Д.И. Прозоровского (1820–1894) «О родстве св. Владимира по матери», и статья знаменитого филолога–слависта И.И. Срезневского (1812–1880) «О Малуше, милостнице в.к. Ольги, матери в.к. Владимира». Третье — в работе известного русского историка и публициста, автора учебников по всеобщей и русской истории Дмитрия Ивановича Иловайского (1832–1920) «К вопросу о названиях порогов и личных именах. Вообще о филологии норманистов».

Д.И. Прозоровский указывает на схожесть имени отца Малуши и деда Владимира Малко с именем древлянского князя Мала и обосновывает версию о том, что в ходе событий после убийства древлянами князя Игоря в 945 году древлянский князь Мал был взят Ольгой в плен и отправлен в ссылку в Любеч, где и стал любечанином Малко, а его дочь, соответственно, стала рабыней–ключницей Ольги. Д.И. Прозоровский делает вывод, что Малуша была не только славянкой, но и, как и сама Ольга, христианкой.

Вступая в дискуссию с Д.И. Прозоровским, И.И. Срезневский обращает внимание на то, что Малуша названа ключницей Ольги во всех списках «Повести временных лет», кроме Ипатьевского списка, где она и названа «милостницей». Анализируя затем этимологию этого слова и его употребление в древнеславянской литературе, И.И. Срезневский делает вывод, что «милостница» означает «любимица», «фаворитка», а не «раздающая милостыни ключница». Вместе с тем, Срезневский согласен с Прозоровским в том, что определение «любечанин» по всем древнерусским понятиям могло означать только одно — «свободный горожанин Любеча».

Д.И. Иловайский же обращает внимание на одно неизъяснённое доселе женское имя в древнем княжеском семействе: «В Лаврентиевской летописи под 1000 годом сказано: «Преставилась Малфредь. В се же лето преставилась и Рогнедь, мати Ярославля». То же известие буквально повторяется и в Ипатьевской летописи: «Преставися Мальфридь». Что это за Малфрида или Малфредь? Обыкновенно её считают одной из жён Владимира Великого и её имя относят к именам норманнским. Но эти заключения совершенно произвольны. По всей вероятности, это не жена, а мать Владимира, известная Малуша, по Лаврентьевской летописи «ключница», а по Ипатьевской «милостница» Ольги. Брат её был известный воевода Добрыня, а отец любечанин Малко (уменьшительное от имени Мал: такое же имя носил, как мы знаем, один древлянский князь). Следовательно, это была чисто славянская семья. Малуша, конечно, получила своё ласкательное имя или прозвание по отцу (как Любко и Любуша и т.п.). А когда её сын Владимир сделался великим князем киевским, то, естественно, ради почёта её имени придали одно из тех почётных окончаний, каковыми были –слав, а также –мир или –фрид, и вместо Малуши получилась Малфрида или Малфредь. Только таким образом можно объяснить упоминание о смерти её как лица известного; тогда как прежде ни о какой Малфриде не говорилось. Летописец, отмечая её кончину, как бы указывает именно на любопытное совпадение; в одном и том же году умерли обе матери: и Владимира, и сына его Ярослава. Имя Малфредь, подобно Рогнедь, было долго в употреблении в русском княжем семействе, так, в Ипатьевской летописи под 1167 годом упоминается туровская княжна Малфрид».

Напомним также, что львовский историк Ю.Р. Дыба в своих работах доказывает происхождение Малуши из Низкиничей на Волыни.

Трудно поэтому понять, зачем «неоязычники», эти якобы русско–славянские националисты, на всех углах кричат, что из–за иудейского ставленника Владимира всю последнюю тысячу лет славянская Россия была окупированной страной, а русские — народом–рабом. Если целые народы записывать в рабы согласно их христианского вероисповедания, то рабскими народами надо считать и всю Европу, а также США и Канаду, что, согласитесь, противоречит истине. Потому что рабство, в которое попадают народы, зависит не от выбора религии, а от свободы выбора каждым народом своей власти, от желания или нежелания людей самим определять свою судьбу в политическом плане, от степени свободы независимых общественных институтов, таких как партии и профсоюзы, а также от наличия или отсутствия независимых СМИ.

Живым подтверждением тому, что Малуша была дочерью древлянского князя Мала, является название древлянского города X века Малин. В Малине по сей день живо предание, что город заложен Малом Древлянским, что неудивительно, ибо имена эти явно взаимосвязаны, а лежит город на территории Древлянской земли.

Положение в государстве брата Малуша — Добрыни — также несомненно свидетельствует о его княжеском происхождени. Если бы Малуша была купленной рабою, то Добрыня был бы не что иное как холоп. А холопа в качестве регента новгородцы Владимира просто бы не приняли. Как не приняли бы править собой еврея. Потому что даже в Хазарии, где в одно время верхушку власти захватили иудеи, стать каганом мог только член царственной семьи с древних хазарских родов. А значит, и Добрыня был из княжеского рода. Как и Малуша.

Летопись говорит только о Малуше–ключнице, то есть рабыне, старательно обходя молчанием периоды, когда она была свободной женщиной. А в годы рабства ее, вероятно, действительно звали Малушей, точнее, переименовали из Малы в Малушу (точная параллель превращению Мала в Малко). Получив же свободу, она, очевидно, снова стала Малой, а потом и Малфредой.

Между прочим, это разгадал еще в XVIII веке В.Н. Татищев. Он счел ее знатной славянкой, но не разгадал, кто она.

И на самом деле это буквально — разгадка тайны тысячелетия.

И не исключено, что крещение Владимира связано именно с тем, что его мать Малуша–Малфреда была крещена вместе с Ольгой в 955 году в Константинополе. Некоторые исследователи считают, что Малфреда была женой Владимира, происхождением из Чехии. И опять–таки делают вывод о возможном влиянии христианки–жены на выбор Владимиром религии для Руси.»
Столь большое отступление я посвятил, что бы пресечь разного рода спекуляции.
Князь Новгородский.
О Владимире ничего не известно до окончания Первого Болгарского похода и возвращения на Русь Святослава, который уходя на следующую войну, решил дать стране «голову» на время его отлучки - посадить сыновей по наиболее важным землям что бы избежать смут.
Поскольку в летописях есть намёки, что Святослав собирался построить гигантскую империю, в которой Киевская Русь была бы частью, то первым делом назначил князя киевского. Им стал старший сын Ярополк, которого можно считать последним бесспорно легитимным русским князем. Второго признанного сына он сажает у древлян, так как наличие сильной прорюриковской группировки, собранной вокруг него, стабилизировало ситуацию и укрепляло династию в регионе.
Потом пришли новгородцы. Их возмутило, что при разделе Руси им князя не досталось. Новгород, до сей поры изъявлял покорность, и  нужда в князе была скорее сакральной, так как раз государство делят на уделы, Новгород  должен быть центром. И тут делегации подворачивается Добрыня, который предлагает им своего племянника, а Святослав безучастно соглашается - лишь бы отвязались. Нет, понятно, что Святослав был хорошим правителем, сильным воином и оставить Новгород без князя с тем что бы они призвали другого не боялся, но и так демонстративно наплевать было нельзя. Изложение летописью событий особенно касаемо Владимира иногда ну совсем фантастично и поэтому, беря во внимание общую некомпетентность летописи, мы предлагаем уточнение. Святослав, без энтузиазма отнесшийся к идее создания новгородского княжения, ввиду его практической ненужности (таким образом, появлялся третий сильный центр и многие территории выходили из подчинения Ярополка, который теперь не был фактическим правителем), тем не менее, подобрал им кандидата и признал ещё одного сына. Выбор для признания был велик, наверняка были и старше Владимира, но выбрали его. Может из-за неплохого происхождения матери? И выбрал бы Святослав иудея?
И всё же я думаю, что новгородцы не могли узнать о реформе управления, когда князь уже сидели.
Может при предварительном обсуждении они сами не взяли старших или как сказано в летописи они «отказались».
Эта тема развита здесь.
После прочтения данного материала мы понимаем, что Владимир начал свою политическую карьеру как язычник. Обратим на это внимание.
И опять же, раз выбрали его - язычник незаконнорожденный, но достойного происхождения, позволявшего новгородцам без стеснения называть его свои князем. А если исходить из гипотез, что призвание Владимира было подобием «Призвания варягов» и в Новгороде до него было свои князья - то тем более.
«Робчичем» могли назвать и потому что мать - не официальная жена.

О кратковременном Новгородском княжении ничего неизвестно.
В это время будущий король Норвегии Олаф I Трюггвасон провёл детство и юность в Новгороде. Мать Олафа, Астрид, бежала от убийц мужа в Новгород к конунгу Вальдемару (Владимиру), у которого служил её брат Сигурд, но по дороге она с ребёнком была захвачена разбойниками в Эстонии. Сигурд, собирая налоги в Эстонии по повелению Владимира, встретил случайно Олафа и выкупил его из рабства. Олаф рос под покровительством Владимира, позже был взят в дружину, где пользовался популярностью среди воинов.
Позже он так же крестит свою страну. Но с Владимиром это не связанно.

Через пять лет после вокняжения по летописной хронологии началась междоусобица Святославичей которая круто перевернула и историю нашего государства, и жизнь Владимира.
 
Tags: Владимир Святославович, Добрыня, Киев, Новгород, Святослав Игоревич, Ярополк, князья Руси, князья киевские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments